Ирина (irina_chisa) wrote,
Ирина
irina_chisa

Читательский дневник

Действительно, вариантов вопросов и ответов на тему «Десять книг, которые потрясли если не мир, то меня» и «Какую одну книгу Вы взяли бы на необитаемый остров» множество.
Из художественной литературы я читаю практически только фантастику. (Практически – потому что бывают значительные исключения. Вот сейчас, например, подсела на Полякова, которого не читала со времён «Апофегея», и теперь очень жалею об этом).
Всё это началось ещё в школьные годы, когда под учебник физики я подкладывала книжку, взятую в библиотеке, и украдкой читала. 

Лирическое отступление.
Мой сын поступает, можно сказать, честнее. Во втором классе на уроке чтения учительница удивлённо спросила его: «Что это у тебя за толстая книга? Мы все читаем сказку «Морозко» из учебника, а ты что?». Сын с чувством собственной правоты ответил: «Морозко» я прочитал ещё в детском саду, мне уже неинтересно. Я читаю Гарри Поттера». 
  

Итак, первым в списке идут Стругацкие. Понимаю, банально. Зато правда.
Будучи студенткой прочитала «Гадкие лебеди», данные мне на одну ночь в виде пачки фотографий машинописных листов. А уж откуда и кто перепечатал эти листы, бог знает. Вроде бы тогда, а может и позже, ГЛ были частично опубликованы в каком-то прибалтийском журнале. Или дальневосточном. Или часть – в одном, часть – в другом.

Станислав Лем. «Солярис» и «Футурологический конгресс». Это – навсегда. «Солярис», кстати, пожалуй, единственный фильм (тот старый советский, с Донатисом Банионисом), который не вызвал у меня внутреннего диссонанса с книгой. 

«Альтист Данилов» Владимира Орлова. Перечитывала в более зрелом возрасте – а всё равно нравится. И как написано, и о чём написано… 

Желязны, «Хроники Амбера» и дальше всё остальное – запоем. Я выпью мозг из твоих костей, высушу их и сделаю из них дудки – (не цитата, конечно же, память у меня ассоциативная, а не конкретная) фраза потрясла почему-то сразу и наповал. Не говоря о сюжетах. Вот с языком плохо было – в одной книге три переводчика не удосужились даже синхронизировать имена героев. Потом-то мы взяли собрание сочинений, но «Амбер» там был как раз не в том переводе, который нам понравился. 

Другое лирическое отступление.
«Нам» - потому что мне повезло с мужем. А ему, наверное, со мной. Мы читаем одинаковые книги и слушаем практически одинаковую музыку. И нам нравится одно и то же, а, если нет (редко) – мы чуть-чуть интересно поспорим и примемся читать следующее.

Дальше идёт некий Дж. Коуль, впоследствии оказавшийся Дмитрием Колосовым, который написал серию «Атланты»: «Остров», «Куггар», «Воин», «Блуждающая звезда».
Первая четверть первой книги была затянута в духе соцреализма, но муж меня предупредил – вытерпи. Вытерпела и не пожалела. Дальше пошла такая смесь экшена с  мифологией и вообще интересного чтения, что до сих пор жалею о так и не законченном автором «Императоре». Было очень интересно угадывать кто есть кто – в развитии истории были сменены имена и, говоря по-современному, имиджи героев. 

Лукьяненко. Сергей. Ну, не читала я Крапивина в детстве! Поэтому на всякие похожести и аллюзии, пеняемые его ранним книгам, мне плевать. И вот что я вам скажу: если автору есть, что сказать, то никакие аллюзии не спасут его от читательской любви и признательности.
Так вот, Лукьяненко. Весь. Но ударило «Рыцарем сорока островов», «Лабиринтом», «Спектром» и иными. Ну, неправильный список, неполный. Ещё же есть и принцесса, и грёзы, и берега. Я же говорю – весь. Почти. 

Ещё одно лирическое отступление.
Дочка, недавно познакомившаяся с новым парнем, сказала: «Мама, ты не представляешь, как это здорово, когда говоришь человеку: «Мне грустно и одиноко», и слышишь в ответ: «Поговори со мною, путник».

Я-то как раз представляю – см. «другое лирическое отступление». 

Уже упомянутый Олег Дивов. Тоже – весь. Но это отдельная песня и будет исполнена позже. 

Александр Громов. Да, и «Лемминги», и «Крылья черепахи», и «Тысяча и один день», и новые «Сага» с «Арканом» - всё – да! Но «Феодал» произвёл такое действие, что после последней страницы  по-детски пронзительно захотелось, чтобы у всех всё было хорошо, а потом - снова открыть первую страницу, чтобы не прощаться с книгой. 

Я вот так и не дочла Толкиена. Честно, пыталась. Становилось скучно. Что это, «многа букф, ниасилил»? Да полноте, у Сапковского не меньше – однако…
Но не о Сапковском речь.

Тринадцать книг «Тайного города» Вадима Панова ушли влёт, аж обидно, что так быстро – удовольствие надо растягивать. Автор пожалел таких, как я, и написал «Занимательную механику». Ура! «Я требую продолжения банкета!» 

Так, сколько пунктов получилось? Девять. Все авторы мужеского полу. Ай-я-яй, непорядок, дискриминация. Добавим два пункта. 

Как я на неё набрела, даже уже не помню. Лежала себе на пляже, почитывала «Ведьму» Ольги Громыко, улыбалась и похохатывала, зачитывала цитаты, мои мужчины завидовали и требовали дать почитать. Муж таки почитал. И знаете что – ему понравилось. Правда, только «Ведьма» и «Верные враги».
А рассказы про Кащея да Навье царство! Шедевр-не шедевр, но очень хороши. Глаз зоркий, язык вкусный (чего, к сожалению, не стало в последней книге в соавторстве, но здесь о грустном не будем). В общем, до Громыко я говорила «Агата Кристи и Иоанна Хмелевска». Теперь я говорю четыре женские фамилии. 

Потому что четвёртой будет совсем недавнее моё открытие – Наталья Ипатова. Но о ней я тоже – отдельно и позже. 

Конечно, кроме этих одиннадцати авторов есть много других – со всеми их книгами, или с одной.

Конечно же, Шекли и Брэдбери, Сильверберг и Олдридж, Олди и Кудрявцев. Бенедиктов и Данихнов. Старые вещи Лазарчука и Рыбакова и куда-то подевавшийся в последнее время Столяров. Когда-то, давным-давно – Ольга Ларионова, «Чакра Кентавра», первая космическая опера в моей жизни. Дяченко «Армагед-дом». Пехов «Мантикора». Прошкин «Твоя половина мира». Васильев «Чёрная эстафета» и «Охота на дикие грузовики». (Я умею варить суп – я знаю формулу. А также я знаю формулы включения компа и подсоединения к инету – иначе, как бы вы сейчас это читали?) Ну, я уж и не говорю о Гамильтоне, Каттнере, Гаррисоне, Нортоне, Хайнлайне, Филлипе Дике и Фредерике Поле – это просто целая и неотъемлемая часть жизни. 

Как видно, одной книгой на необитаемом острове я не обойдусь – для моих трёх возрастов нужно много и разного. Как минимум – КПК с объёмной карточкой и вечным двигателем вместо аккумулятора. 

Кстати, о КПК. На мой ДР муж, будучи в отъезде, прислал мне честно скачанные за плату новые книжки любимых авторов. Почувствуй себя человеком! Только почему-то оператор сотовой связи взял с него ровно в два раза больше стоимости книг. Но радости это не убавило. 

P. S.
Вряд ли тексты, расположенные в двух следующих постах, можно назвать аннотациями или рецензиями. Не замахиваюсь.
Просто у меня спросили, почему я читаю ЭТО.
Я собрала свои эмоции и ответила.

 «В японском искусстве есть такое понятие как «послечувствование», будь то поэзия, живопись или сад. Образ, набросанный художником несколькими штрихами, предстаёт перед зрителем или слушателем в своей изначальной целостности».
(”Сад в японском стиле”, А.И. Фомина) 

Книги двух этих авторов в полной мере оставляют послечувствование.
Как в дегустации вина – букет ясный, сортовой; вкус полный, гармоничный, с очень долгим и приятным послевкусием.
Как в хороших духах – лёгкие верхние ноты, завораживающие средние и вибрирующие нижние.

Tags: чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment