Ирина (irina_chisa) wrote,
Ирина
irina_chisa

Про романтику



Каково это – выглянуть из своего окошка и увидеть такое?
Я не знаю, мне так не признавались.
Муж даже предложение делал очень своеобразно – прислал мне с севера письмо с бланком из ЗАГСа, заполненным со стороны жениха, а со стороны невесты только с одной строчкой – фамилия после регистрации. Во избежание того, чтобы я не учудила и не оставила вдруг девичью.
До сих пор мы с ним подкалываем друг друга – что, дескать, предложение при сабле было сделано или при кортике? Ах, так! Ни того, ни другого! Тогда не считается. (*)
А вот один мой воздыхатель когда-то перелезал через балконы на шестом этаже, чтобы мне букет роз оставить. Хороший был. Добрый, ласковый романтичный. И знаете что? Хорошо, что он мне тогда надоел, и я его бросила. Так же, как бросила другого молодого человека, засыпавшего меня гиацинтами и на последние студенческие деньги водившего в ресторан. И строящего очень приятные планы на наше совместное будущее. Такие приятные, что аж лубочные. Очень романтично. Гиацинты были любимыми цветами его мамы. Я их выбрасывала. А нечего было расписывать за меня мою жизнь.
А вот муж мне говорит, что я абсолютно похожа на его бабушку по всем замашкам, поведению, привычкам и манерам – и мне не обидно ни капли. Наоборот, даже лестно.
А уж романтики у нас – завались. Только она другая.
*
Коковцеву было сейчас не до Англии и ее каверз: он честно рассказал, как его сделали женихом.
      — Я хочу взять свое слово обратно, — сообщил он.
      Атрыганьев долго соображал:
      — Ты был при кортике и погонах?
      — Нет, при сабле и эполетах.
      — Тогда надо жениться, — решил Атрыганьев. — В каждом деле существует священный ритуал. Не будь ты при параде, можно и отказаться. Но мы же — каста! А каждая каста имеет свои традиции, будь любезен им подчиняться. Офицер флота его императорского величества, застигнутый наедине с женщиной при сабле и эполетах, отвечает за все, что он там успел наболтать.
      — Геннадий Петрович, а если я все-таки откажусь?
      — Я первый стану говорить на Минном отряде, что лейтенант Коковцев обесчестил свой мундир и ему не место на флоте.

(В.Пикуль «Три возраста Окини-сан»)

Tags: вспомнить всё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments