Ирина (irina_chisa) wrote,
Ирина
irina_chisa

Владимир Данихнов. Думай по-цветному.

Несколько лет назад муж скинул мне файлы с новыми книжками. Я пролистывала список, стараясь представить по незнакомым фамилиям, что пишут эти авторы – Точинов, Прошкин, Бенедиктов, Данихнов…
- «Братьев» читай,- сказал муж.
Я – жена, в целом послушная, прочитала.
- А ещё? - потребовала я после «Статики», «Братьев наших меньших» и «Поезда».
«Ещё» - не оказалось.

Недавно муж в очередной раз прислал новые файлы, сразу «Фараон» (продолжение Олдриджа, только не Олдриджа) с пометкой «читать» и «Чужое» с пометкой «ЧИТАТЬ СРОЧНО!».
Я – жена, в целом послушная, прочитала почти срочно.
 
«Чужое» -  это такой кубик Рубика, который можно складывать по сторонам или слоями - всё равно будет, чем заняться.
Четыре части книги можно читать, как отдельные произведения, но, собранные вместе они смотрятся как номер иллюзиониста: открывается таинственный чёрный ящик, а там вовсе не ожидаемый кролик, а прямо таки целый кенгуру! Так, жизнеописание героя после смерти в первой части превращается в зарисовку рыбалки на гигантского кракена во второй. А потом прыгает в галактический поезд с сюровскими пассажирами и ситуациями (да-да, «Жёлтая стрела» Пелевина лежит на столике в купе. С вырванными страницами. Как «не был, не привлекался, не имею» наоборот). Параллельно происходит маленькое лирическое, то есть, шпионское отступление, и -  заключительная четвёртая часть, которая, как и даёт некоторые объяснения, так и задаёт новые загадки.
Что-то сложилось в книге, что-то не очень, но идея – великолепна. Мне больше понравилась самая первая часть книги. Да что там – она хороша! Её портило только постоянная оглядка на некоего цензора; уж лучше было вообще без ненорматива  обойтись, чем говорить и делать книксен. (Кстати, и вполне можно было без ненорматива  обойтись - как-то автор забылся и почти целую часть без него написал).
В остальном же язык, – я люблю такой язык. Он - образный, читаешь и представляешь не только картинку, но и звук, вкус, цвет, зной, озноб, шершавость,  в общем, – находишься там.
 
Совсем не было желания бросать автора. Поэтому нашла в инете его рассказы и читала циклами. Запоем. С восторженными смс-ками мужу, мешая ему на всяких важных мероприятиях.
Конечно, прочла не всё, и не всё понравилось. Что-то типа «Удачного свинга» или «Фантасты и накурка» - просто никакое и ненужное.
Но наряду с ними есть захватывающие вещи. Затягивающие в свой мир так, что поневоле вспоминаешь сероглазого из «Чужое» с его сложно-наведёнными галлюцинациями.
 
Дождь – ненависть, солнце – любовь. Или ненависть – дождь, любовь – солнце. Или любовь – ненависть… Так просто?
 Почему же так хочется, чтобы чувства Сергея из рассказа «Последние дни города», которому «не нужен этот чертов мир», чья жизнь потеряла смысл и «дни сменяют друг друга со скоростью вагона метро», оказались не наведёнными, а настоящими?
Да потому, что сам автор хочет этого. Мир-то чёртов, но ведь, по большому счёту, какой он – зависит от тех, кто в нём живёт. И как живёт.
 
Миры Данихнова разные: в одних разладились случайные связи («Случайные связи»), в других женщины умирают от вируса, родив ребёнка («Город отцов»), в третьих стерильная ксенокорректность делает жизнь инопланетянина пресной и ненужной («Милосердие»), четвёртые зарождаются в луже от плевка кровью («Почти зима»).
В мирах Данихнова много серого цвета: чужой у него – сероглазый, марсиане – греи, жители серой пустыни всё видят в сером цвете. Зверь, идущий по пятам за людьми, находящий их в каждом новом мире («Лисица»), отбрасывает не чёрную, а серую тень. А тот, кто ловит лисицу-удачу, безудержно оранжевую и огненную, слепнет.
Но самый главный мир, который соединяет всё, как застёжка нитку бус – внутренний мир человека. И вот в этом мире под серым пеплом как раз и просматриваются остатки цветных человеческих качеств, готовых возродиться в воображении читателя. И хочется счастья, для всех и даром, да вот только понимаешь, что даром – не получится, и надо поработать – руками, мозгами и сердцем.
 
Не новая тема «всё исправить, переиграть, день сурка, в общем» в рассказе «Анжела». Но ведь до последнего этого не ожидаешь даже! Мастерский «поворот все вдруг», как и в «Милосердии».
 
Рассказ «Цвет твоих глаз» сыпется, как песок в стеклянной колбе часов, и вместе с этим песком меняется отношение к главному герою и его врагу. И всё вроде бы понятно становится, разложилось по полочкам хорошее-плохое. Потом вдруг – раз! Песочные часы перевернули с ног на голову, и всё читательское отношение рассыпалось в пыль, и начался новый отсчёт – не обратный, а другой.
 
Что-то подобное случается, пока читаешь «Греи» - не знаешь, кого жалеть: то ли несчастных с минимумом желаний, равных рефлексам, тупых (а не отупевших ли из-за греев?) и спившихся людишек, то ли марсиан-греев, воинствующих идеалистов, чьи головы теперь вместо воздушных шариков дарят мальчики девочкам.
Как разглагольствует последний интеллигент пёс Полкан: «Греи, конечно, одолели нас, уничтожили технику, загрязняющую экосистему, оразумили практически всех животных, приспособили наши, звериные, организмы к речи, чтобы вы, люди, перестали нас есть и перешли на вегетарианскую пищу, но, Боже, какие странные поступки они совершают, совершенно идиотские: например, не трогают человека, даже если человек идет на них с топором!»
Думательный такой рассказ вышел…
 
Есть авторы одной книги. Остальных книг либо нет, либо они никакие. Есть авторы рассказов, быстрых, чётких, точных, как удары профессионала, но не умелые в длинных размашистых вещах. Есть авторы романов, переливающихся, скрученных, как тело змеи, логичных и увлекательных, но не могущие втиснуться в афористичность малой прозы. Так вот, это всё - не про Данихнова: и не одна, и рассказы, и романы.
 
Пожалуй, главное, что есть в произведениях Данихнова – неравнодушие. «Все, что я хотел - это найти дверь, которая б увела прочь из этого проклятого мира». Но находит чувства, цвета, смысл, человека. В том числе - своего читателя.
 
P.S. А глаза у автора на фотографиях с Роскона – добрые-добрые. И, похоже, что – зелёные. :)

кросс-пост в chto_chitat 
 
Tags: чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments