Ирина (irina_chisa) wrote,
Ирина
irina_chisa

Category:

Пастернак. "Импровизация"

Если говорить о поэзии вообще, то я скажу «Цветаева». Если говорить о стихотворении, то я скажу «Пастернак».
Названием моего предыдущего поста стала строчка из стихотворения Пастернака «Импровизация».
Я знаю два варианта этого стихотворения.

Импровизация

Я клавишей стаю кормил с руки
Под хлопанье крыльев, плеск и клёкот.
Я вытянул руки, я встал на носки,
Рукав завернулся, ночь тёрлась о локоть.
И было темно. И это был пруд.
И волны. И птиц из породы люблю вас,
Казалось, скорей умертвят, чем умрут
Крикливые, чёрные, крепкие клювы.


Импровизация на рояле

Я клавишей стаю кормил с руки
Под хлопанье крыльев, плеск и гогот.
Казалось, - всё знают, казалось, - всё могут
Кричавших кругом лебедей вожаки.
И было темно. И это был пруд.
И волны. И птиц из семьи горделивой,
Казалось, скорей умертвят, чем умрут
Крикливо дробившиеся переливы.
(Пунктуация второго варианта воспроизведена из моего старого блокнота, откуда списано в блокнот, не помню).

Мне больше нравится первый вариант. Второй всегда казался несколько, как сейчас говорят, заказным, политизированным каким-то. И фонетически он гораздо грубее.
А вам какой больше нравится?
И ещё вопрос. Никто не знает, какой из вариантов хронологически первый, и почему был переписан?

кросс-пост в [info]chto_chitat
Большой UPDATE по второму вопросу.

1. Первый вариант стихотворения действительно хорошо известен и многими любим. Его можно найти и в Интернете тоже. Кроме приведённых двух строф он имеет ещё две. В моём посте написано по две строфы каждого стихотворения потому, что второй выриант у меня был именно таким, двустрофным.
Надо сказать, чтобы найти 4-строфный вид второго варианта, мне пришлось постараться.
Вот они:

ИМПРОВИЗАЦИЯ

Я клавишей стаю кормил с руки
Под хлопанье крыльев, плеск и клекот.
Я вытянул руки, я встал на носки,
Рукав завернулся, ночь терлась о локоть.

И было темно. И это был пруд
И волны.- И птиц из породы люблю вас,
Казалось, скорей умертвят, чем умрут
Крикливые, черные, крепкие клювы.

И это был пруд. И было темно.
Пылали кубышки с полуночным дегтем.
И было волною обглодано дно
У лодки. И грызлися птицы у локтя.

И ночь полоскалась в гортанях запруд,
Казалось, покамест птенец не накормлен,
И самки скорей умертвят, чем умрут
Рулады в крикливом, искривленном горле.

(1915)


ИМПРОВИЗАЦИЯ НА РОЯЛЕ

Я клавишей стаю кормил с руки
Под хлопанье крыльев, плеск и гогот.
Казалось, все: знают, казалось, все: могут
Кричавших кругом лебедей вожаки.

И было темно, и это был пруд
И волны. И птиц из семьи горделивой,
Казалось, скорей умертвят, чем умрут
Дробившиеся вдалеке переливы.

И все, что в пруду утопил небосвод,
Ковшами кипящими на воду вылив,
Казалось, доплескивало до высот
Ответное хлопанье весел и крыльев.

И это был пруд, и было темно,
И было охвачено тою же самой
Тревогою сердце, как небо и дно,
Оглохшие от лебединого гама.

(1915, 1946)

2. Почему?
Воспоминания Е.Б. Пастернак  «Борис Пастернак. Доктор Живаго»
К концу 1946 года две первые главы были переписаны набело в сшитые тетради
листового формата. Пастернак снова стал читать их в знакомых домах. Одно из таких чтений
было 27 декабря на квартире у Марины Казимировны Баранович, которая стала первой
читательницей и переписчицей "Доктора Живаго".
На память об этом вечере Пастернак подарил хозяйке дома недавно вышедший сборник "Грузинских поэтов", на шмуцтитуле и вклеенных листах  которого им были вписаны стихи: "Импровизация на рояле", "Гамлет", "Бабье лето" и "Зимняя ночь", датированные февралем, сентябрем и декабрем 1946 года.
К концу 1947 года были написаны 10 стихотворений из тетради Юрия Живаго.
Соотнесение стихов с героем романа позволило Пастернаку сделать новый шаг в
сторону большей прозрачности стиля и ясности продуманной и определившейся мысли.
Передавая авторство стихов своему герою, поэту-дилетанту, Пастернак сознательно
отказывался от специфики своей творческой манеры, носившей следы его личной
профессиональной биографии, - от подчеркнутой субъективности восприятия и
индивидуальной ассоциативности.
Похоже, что стихотворение переделывалось и готовилось для романа в 17 часть «Стихотворения Юрия Живаго», но так и не вошло. Поэтому, широкой общественности неизвестно.
Каким образом и откуда оно оказалось в моём блокноте времён студенчества, я уже и не скажу. Это было время литературного голода и всё, что можно было достать, но не иметь – переписывалось, переснималось, перепечатывалось…
Tags: чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments