February 16th, 2008

Чиса

Про муми-троллей

Когда я стала читать «Мумиков» как взрослая, то поразилась трём «без», с которыми живёт эта семейка: беззаботность, безалаберность и безответственность. Оно и понятно, если члены семьи «решили никогда не беспокоиться друг за друга». «Они испытывают какие-то чувства, различают цвета, слышат звуки и кружатся. Но что они чувствуют, видят и слышат и почему они кружатся, это их ни капельки не волнует», - думает про них один из персонажей.
И тогда я увидела безрадостную картинку: папа, который с детства и до сих пор мучается разными комплексами; мама, действующая, как автомат по программе (поступил сигнал «чихание» - сделать микстуру, появились гости на пороге – напоить чаем, сын загрустил – сказать что-нибудь пустое, но обнадёживающее) и озабоченная только приготовлением еды и как бы поспать; детки, периодически несколько жестокие друг к другу (ну, это как раз таки обычно в этом возрасте); разные гости-постояльцы, иногда просто по-хамски себя ведущие. То есть, атмосфера в доме муми-троллей вполне в духе понятия «равнодушие прохожего».
 
Но, если выключить в голове «взрослость», всё становится ясным и понятным – это игра «в куклы». Помните, как летом в детстве устраивали в кустах домики из коробок, кубиков, веточек, тряпочек и селили туда, кто под руку попался – одинокого голого Пупса (потому что все пупсы голые), Собачку с отломанным хвостом, семью медведей из сказки про Машу, Дюймовочку, спящую в железном цветке (потому что все дюймовочки живут в каких-нибудь цветах). Кому-то кроватью был спичечный коробок, а диван очень здорово делался из пачки из-под рафинада. Железная коробочка от леденцов была шкафом-сундуком, а настольная лампа делалась из пуговицы, спички и крышки от тюбика с зубной пастой. Если собачка доламывалась вконец, ничего страшного, ну, немного жаль, но буквально на пять минут. Если появлялась новая фигурка – выменивалась на конфету или находилась в кармане летних шорт, – она впихивалась в это общество, как само собой разумеющееся. Добавить лист подорожника в крайней «комнате» - и для неё кровать готова, а оладий из грязи – полно, а, если хозяйка забудет их сделать или грязь непонятным образом закончится, – никто не помрёт от голода, да и не вспомнит, что надо поесть.
Пока мама не позовёт из окошка ужинать.
Настоящая мама, настоящего ребёнка, по-настоящему ужинать.
 
Это книги о мире исполненных детских желаний. Мир, где мама всё разрешает, где делают то, что весело, а не то, что необходимо, негодяи получают по заслугам, а потери не страшны, потому что они не всамделишные, и после них находится что-то другое интересное, нет забот о хлебе насущном и завтрашнем дне, а девиз сегодняшнего: «У нас нет времени! Мы играем!»
 
P.S.  А вы представляете, как сейчас можно играть «в муми-троллей» со всем множеством фигурок из Киндер-сюрпризов?!