January 23rd, 2009

ку-ку

Девочкин папа

В то время, когда мы ещё получали зарплату не на карточку, а наличкой, молодая девушка из нашего отдела, уезжая в отпуск, попросила получить её отпускные и отдать папе, который тоже работал где-то в недрах нашего учреждения. (Проверила все запятые в этом сильно-сложно-подчинённом. Вроде, всё верно.)
Деньги я получила, а номер телефона, по которому надо было позвонить папе, всё никак не могла найти. И вот, идя куда-то по делам по хитросплетению коридоров моей работы, я натыкаюсь на девочкиного папу, и, обрадовавшись, что звонить не придётся, бросаюсь к нему с улыбкой и скороговоркой:
- Здравствуйте! Вот Вас я и искала! Как дела у Оксаны? Доехала уже? Какая там погода?
- У Оксаны?
- Ну да, у дочки Вашей. Вы помните, в каком кабинете мы сидим? – неопределённо-настороженный кивок. - Зайдите, пожалуйста, как у Вас время будет, я Вам денег дам. Хорошо? Номер телефона на всякий случай помните?
Тут происходит непредвиденное. Девочкин папа берёт меня за руку, смотрит мне в глаза собачьим взглядом и вымученно говорит:
- Не помню. Но обязательно  зайду.
Разворачивается и быстро уходит, почти убегает от меня в сторону, обратную той, куда он шёл раньше.
Я, ошарашенная, возвращаюсь к себе, тут же принимаю звонок от девочкиного папы, потом он приходит сам...  и я вижу, что это совсем другой мужчина. Похож, да, но – другой. Хорошо, что у меня денег с собой не было, а то отдала бы их совсем постороннему!
А с тем, первым, я иногда встречалась в коридорах. Он начинал заранее улыбаться, кланяться, здороваться и пулей пролетал по стеночке мимо меня, очевидно боясь, что я опять приставать начну.

ку-ку

Вот так и появляются анекдоты

Один военный товарищ нечаянно, но долгожданно получил новое звание. Произошло это, когда в городе не было дружеской компании – она разбрелась по командировкам и отпускам. И товарищ изнывал от невозможности поделиться радостью с друзьями и отметить это дело.
Ко всему прочему он сам уезжал в санаторий, и надо было ему заехать в поликлинику за какими-то справками и бумажками.
По дороге он удачно вспомнил о жене друга, которая в этой поликлинике работала и, о, счастье, была как раз сейчас в наличии на рабочем месте.
Девушка очень любила шампанское. Она могла пить его, как лимонад – в больших количествах, без проявлений неадекватности в поведении и головной боли наутро. Такое ощущение, что природа сделала ей подарок и заточила её организм конкретно под шампанское прямо на генетическом уровне.
Поэтому товарищ купил две бутылки – в обе руки, в зубы – коробку конфет, и отправился прямо к девушке в кабинет, невзирая на протесты очереди и нечленораздельно мыча сквозь зубы, сжимавшие коробку: «Мне очень надо, я сильно болен».
Вскоре за  закрытой дверью очередь услышала радостные крики и обещающий звук хлопка. Забеспокоилась. Потом на дверь вывесили объявление о кварцевании кабинета. Очередь смирилась с неизбежным и стала бурно обсуждать… нет, не хама, ворвавшегося без очереди, а то, что делает мужчина с шампанским в кабинете… гинеколога.

(Предваряя негативные оценки поведения врача на рабочем месте, замечу: открытое и выпитое шампанское – это разные определения. А у военных товарищей принято обмывать свои звёздочки в буквальном смысле – бросать их в рюмку с алкоголем.)