October 5th, 2009

хорошо

Мама, не танцуй, когда чистишь картошку

Как там было в одном из прошлых постов:
«Я даже не знаю, как Вам объяснить… Вы-то, наверное, уже забыли… Влюбился я…»

Не помним мы, ага, забыли.
Двадцать четыре года с того момента в Грибоедовском дворце, а так все двадцать шесть с половиной.
Однажды нам аплодировали в метро – мы целовались на эскалаторе, как молоденькие. Я вообще люблю метро и эскалаторы – они же созданы специально для этого, нет? Ну, я не знаю, для чего тогда. Не для банального же – доехать до какой-нибудь станции. Скучно, товарищи, просто ехать до какой-нибудь станции. Во всяком случае, когда мы вдвоём едем куда-то в метро, мы используем его по правильному назначению.
В нашем городе нет метро. Что делать?! Что делать!

В субботу в магазине, заказывая всякую еду, поймали себя на движении, приводящему к поцелую.
- Ой, это же магазин. Завтра весь город будет говорить, что ты целовался с женой в магазине.
- Да никто и не подумает, что с женой, все же решат, что с любовницей. Кто же с жёнами целуется в магазинах?
Только отхихикались – тут же подходят. Трясут руку, с интересом кидают взгляд на меня. Приятно увидеться, имя-отчество, всего хорошего… Продавщица моего возраста искоса глянула и мечтательно улыбнулась. Наверное, тоже жалеет, что в нашем городе нет метро.

Дома – Beatles и Whitesnake из динамиков в гостиной и на кухне. Я подёргиваюсь в такт, перемещаясь по траектории холодильник-мойка-рабочий стол, и вспоминаю слова своей маленькой дочки: «Мама, не танцуй, когда чистишь картошку. Ты же порежешься!». И слова дочери уже взрослой – по телефону: «Папа вернулся? У вас там что – медовый месяц? Дозвониться до вас невозможно!»

На приёме в ресторане в честь Дня металлурга, будучи приглашёнными «главными металлистами» от мужниной организации, я отодвигаю стул от стола, чтобы мне была видна Юлия Савичева, вытворяющая со своей группой, как ни странно, что-то вроде реплики из Black Sabbath, и отбиваю ритм рукой по спинке кресла.
- Все только и смотрели на твоё кольцо.
- Не-а, все смотрели, как я пальцами в таком кольце барабаню в такт такой музыке – «А вы, леди, можете потрясти своими бриллиантами»!

Танцуй, мама, танцуй, пока молодая. А молодая – пока танцуешь, когда чистишь картошку, даже на светских раутах находишь драйв и не боишься выглядеть не «как положено», поддаваясь ему,  и целуешься в метро.

А когда музыка закончится – «давай постоим, как лошади»; и стоим, положив головы друг другу на плечи, и время тоже останавливается и оглядывается в поисках своего второго – так ему завидно и тоже хочется на плечо…