September 26th, 2011

Китаёза

Степь в голове

У меня в спальне пахнет бергамотом, персиком, пачулями, амброй и сандалом.
Я разлила раритет – духи «Злато скифов», советские ещё, новозарёвские.
Я ими почти не пользовалась – они очень богатые, и мне всё казалось, что я до них не доросла. Но часто открывала настоящую притёртую пробочку и вдыхала.
Флакончик в виде скифской женской подвески, сделанный в  Гусь-Хрустальном, наполненный пряной жидкостью, цветом и воздействием напоминающей хороший коньяк. Теперь на треть наполненный… А в спальне степь, и свищет ветер, и травы гнутся… Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы, с раскосыми и жадными очами… Надо перечитать Блока, когда-то – любила.
 
Скифские женщины – народ серьёзный.
И, если чёлка отросла и очень мешает, а в парикмахерскую совсем-совсем некогда, женщина недрогнувшей рукой берёт саблю и одним залихватским движением освобождается от лохмотьев на голове. И то, что в роли сабли выступают ножницы для разделки курицы, ничуть не умаляет первобытности поступка.
 
Степь в голове – это когда женщина, забираясь на столы и табуретки, снимает занавески, кладёт их в машинку стираться и занимается дальше тысячей домашних дел сразу; вечером вспоминает о занавесках, вытаскивает их, удивляется, что они только чуть влажные – надо же, высохнуть даже успели, - гладит восемнадцать квадратных метров тюля, взбираясь на мебельные сооружения, вешает обратно…
А на следующий день, собирая очередную стирку, обнаруживает в стиральной машинке неиспользованный порошок и кондиционер.
 
Степь в голове. Ветер, и травы гнутся. Пахнет златом. Чёлка, как у лошади. Сон опять по пять часов в сутки и вприглядку.
В журнале тоже почти степь. С нотками шоколада и ирисок, которые отсыпала Елена Вареньевна. Спасибо :)