March 29th, 2012

Ирина

Мартовские картинки

Поняла, что в этом году почти не показывала ничего северного. Чуть зимнего леса в январе и недавние снегирики. По правде сказать, я и не снимала почти – специально выезжать на природу не получается, разве что случайно или по дороге что-то щёлкнуть. Вот новогоднюю ёлку мурманскую нашла на своём фотоскладе. Куда ж теперь её – ёлку-то. А красивая была. Или вот небо-закаты-облака, снятые всего из двух точек – окна моей спальни и горки по дороге к Серёжкиному репетитору.
А сегодня у меня случилась пара радостных кадров, и я решила собрать хотя бы мартовский фотографоманский пост о трёх полярных городках.

Март в этом году странный. Как будто к нему приходит февраль, толкается и заявляет о своих недодаденых правах – то солнце, то хмарь, то оттепель, то снегопад.
Во всём городе несклёванная рябина – снегирей нет. Обычно в марте их уже не только где-нибудь на роднике, но и на городских деревцах встретить можно, а сейчас – пусто. Да и на роднике их мало. При всём этом март (да и зима была) гораздо теплее и малоснежнее, чем в прошлые годы. Какая-то аномалия в природе.
Сегодня коллега меня вытащила из работы вскриком – какие сосульки! – и я всё бросила и выбежала на улицу щуриться на солнце, смотреть, как воробьи купаются в куче песка и снимать кошку из гаража. Хозяин говорил ей: «Муся, сидеть! Улыбнись, тебя снимают». А Муся плевать хотела на хозяина и меня, сидела, элегантно завернувшись хвостом и прислушиваясь к себе.



А я, глядя на эти мягкие лапки, вспомнила давнишний рассказ знакомой о её сестре – как та пришла домой после хорошей гулянки, с утра болела и прерывистым шёпотом кричала их домашней кошке – Муся! Не топай!
Collapse )