Ирина (irina_chisa) wrote,
Ирина
irina_chisa

Фонарь и Луна

Сегодня в КаленДаре - День смотрения на фонари.

Фонарь и Луна

Он стоял меж дремлющих кустов Приморского парка, освещал травинки, давно не полосканные дождём. Вокруг его светлой головы настырно вились присыпанные коричневой пудрой ночные бабочки и прочая мошкара, а у него не было даже губ, чтобы сдуть их, не было даже рук, чтобы отмахнуться. Всё, что у него было – звенящая вольфрамовая нить, мозг и сердце его ночного существования.
А в небе без трона правила Луна.

 

Вместо мошкары её окружали звёзды, но они не были назойливы, держались поодаль, расступались, оставляя около царицы поддёрнутое глубокой синевой и окаймлённое чёрным бархатом пространство.
Он часто думал о том, как они похожи – круглы, светлы, молчаливы, оба – совы. Он готов был нарушить своё молчание и прокручивал в голове варианты комплиментов. Но как же далека эта желтоликая Царица! Вот бы пошёл волшебный дождь и случилась сказка – Фонарь бы вырос на своём железном стержне, достал бы до неба и… Так в мечтах наступало утро. Луна таяла, как и грёзы, Фонарь засыпал сразу, крепко и без сновидений, как будто кто-то щёлкал выключателем. 

Что-то изменилось. Он сразу это почувствовал, проснувшись. Кусты шелестели, настырная мошкара куда-то пропала,  разогнанная волнующимися ветками.
В небе не было Луны! Глубокая синева с чёрной бархатной каймой выцвела и стала тёмно-серой. Небесная мошкара спряталась за ватным одеялом. Он был в панике. Вольфрамовая нить не звенела – трещала.
Так было несколько ночей, пока под ногами у Фонаря не зашевелились жухлые травинки и не глянули с интересом в небо. Первая капля вяло распласталась у Фонаря на макушке, вторая медленно скатилась по круглой щеке, третья гулко дала подзатыльник, и пошёл дождь.
«Сказку! Сказку»,- беззвучно кричал Фонарь. Он смотрел в это серое расчерченное небо, он вставал на цыпочки и тянулся, он вглядывался в прорехи ватного одеяла - и оно становилось всё тоньше, а он - всё выше. И когда Фонарь вырвался, поднялся и огляделся, то увидел исхудавшую, бледную, испуганную Луну, согнувшуюся, как будто у неё колет в боку от быстрого бега. Она совсем не выглядела царицей. Она была похожа на растерянную девочку. У Фонаря защемило сердце. Вольфрамовая нить с тихим треском порвалась, обрывки качались и щекотались внутри. Из последних сил он прошептал:
- Не бойтесь, Мэм, я с Вами.
Tags: календарь, рассказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments