Ирина (irina_chisa) wrote,
Ирина
irina_chisa

Цветотерапия

У моей мамы никогда не было цветов. Некогда ей было ими заниматься, она даже дома работала – заполняла карты пациентов (всех помнила!), потому что на приёме старалась принять всех страждущих.
"Никогда не было" - всё-таки не совсем верно. Единственный цветок, который у нас был – традесканция в настенном горшочке, похожем на ласточкино гнездо. Она, кстати, и сейчас жива. Папа её периодически обрезает и втыкает отрезанные ветки опять в тот же горшок. Он такой кругленький, такой гладенький, мне всегда хотелось обнять его ладошками. Но он высоко висел…
Ещё одна попытка завести растение случилась, когда я вырастила в ботаническом кружке китайскую розу и подарила её маме на 8 марта. Роза прожила недолго. Её подчистую сгрыз мой попугай.
В институтской общаге девочки, уходя в походы, приклеивали мне на зеркало записку «Полей цветы». И то я, бывало, забывала.

Потом я стала большой девочкой, окончила институт, замуж, дети и всё такое. И жила я себе на Севере тёмными полярными ночами, и хотелось мне чего-нибудь для души, кроме детей, мужа, собаки, Шекли с Сильвебергом и Led Zeppelin с E.L.O. Только я тогда ещё не понимала – чего.
Пока у детей вдруг не возник не вылечивающийся насморк. На работе мне оборвали кустик и дали какие-то листики – выжать сок и закапать в нос. Дочка чихала 30 раз подряд. Устала даже. Но насморк вычихала.
А деточек с листиков, сказали, бросить в землю. Так и появилось у меня первое майонезное ведёрко с каланхое.
А через пару лет на моём подоконнике жила диффенбахия (впоследствии несколько раз сломанная мужем и переселившаяся ко мне на работу, во избежание…), алое, сансы, кливия и толстянка, упорно не желающая толстеть в районе ствола.
Про кливию
Когда-то очень давно, когда я ещё не интересовалась цветоводством, дочка принесла от школьной подруги нечто уже взрослое, якобы цветущее белыми цветами. У хозяев было много, они отсаживали, вот мне и повезло. Как повезло мне, как не повезло кливии! Я забыла о ней на неделю, так она и лежала в прихожей, завёрнутая в газету. Когда о ней вспомнили – оказалось, что нет ни горшка, ни земли, и ещё неделю она мочила свои высохшие корни в банке с водой. Это было осенью. А в мае она зацвела. Оранжевыми цветами. А потом зацвела в октябре. И с тех пор – каждый год по два цветения. В этом году расцвела прямо к 8 марта, поздравила.
Потом я заразилась марантовыми. Потом – суккулентами. Потом – гиппеаструмами. Потом – шлюмбергерами. История была бы бесконечной, если бы не глупое постоянство подоконников – не растут, несмотря на хороший полив и удобрения!
Про пеперомии
Когда-то давно я ещё только собиралась регистрироваться на цветочном форуме и выставлять фото своей пеперомии магнолиелистной для опознания. Потому что не знала, что она – пеперомия, да и ещё магнолиелистная. Я считала, что она - фикус. Конечно, сейчас мне и самой смешно.
Но потом я увидела фото такой же растишки с подписью. После этого осталось запустить поиск – и я стала обладательницей чудесных статей про пеперомии, а также фотографий экземпляров – какие они бывают. Это было, как в песне «Сплин»’а: «Маё се-ердце ас-станавилось… отдышалось немного и снова пошло».
Через год у меня было 6 разных пеперомий. У особенных красавиц рисунок на листьях как будто нарисован на каком-то нижнем слое, а потом сверху лист заламинирован. Впечатление нереальное.
Это была предпоследняя коллекция.
Из зимних писем мужу
«Ой, не надо мне ананасов, как растений, мне орхи ставить некуда! Ананас надо покупать в овощном отделе и есть. Вот когда (и если) у меня будет лоджия, сделанная под зимний сад, тогда я съем покупной ананас, а отрезанную верхушку с пучком воткну в землю, говорят, что неплохо укореняется. И косточку авокадо туда же. И... в общем, курю за углом».
В пятницу у меня короткий день на работе. Я уже с утра предвкушаю, как приеду домой и займусь цветами – неспешно, с разглядыванием, с разговорами. Сын спрашивает:
- Что ты с ними разговариваешь, они же тебя не слышат и не понимают?
На что получает в ответ:
- Ты не читал Стругацких и трояк по географии принёс, о чём с тобой разговаривать?
Деланно обижается, бурчит, что орхидеи тоже не читали Стругацких, и идёт возиться с контурными картами и тайком читать нового Поттера вместо «Ревизора».
«Башмак начал увядать. Я плакаю . У фаленопсисов никакого прироста листьев не наблюдается после цветения. Наверное, ещё рано, отдыхают. Но мне всё равно хочется каких-то показателей жизни. Прямо здесь и сейчас. А то ничего не цветёт, кроме двух декабристов, никаких ярких пятен в серой жизни».
Муж опять в кладовке-мастерской что-то паяет.
- Зачем ты опять что-то паяешь?
- А зачем ты второй день подряд свои фаленопсисы пересаживаешь? - хитро улыбается. – В 8 утра подскочила в выходной!
- А я вчера плохо посадила. Спала-спала и выспала, как правильно сделать! – и мы смеёмся.
«Кажется, это уже болезнь.
Я избавилась от трёх цветов, чтобы переформатировать инсталляцию и вместить орхи. Плотоядно поглядываю ещё на нескольких претендентов. В безоговорочной безопасности живут только гиппеаструмы и шлюмбергеры - потому что они тоже красиво цветут. Финансовые проблемы иногда спасают от необдуманных поступков - именно из-за них не куплены отмороженные дендробиумы, которые вдруг появились в наших магазинах. Но слюни текли, и каждый день заезжала и смотрела с надеждой - вдруг разберут, и тогда я успокоюсь и перестану греметь мелочью в кошельке.
И это притом, что ещё пока непонятны результаты проживания у меня фаликов и башмака. Хотя розовый фалик упорно, но медленно что-то там отращивает под листом.
Да, это болезнь. "Доктор, я умру?"»
Муж отвечает: «Я не доктор, я мерку пришёл снимать», и привозит мне из Москвы новый дендробиум Нобиле…

Альбом с фотографиями моих домашних цветов
Tags: зелёный подоконник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments