?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Маринка

Соседка тётя Люся, высокая, статная, черновзорая брюнетка с медью в волнующейся причёске, стоит в нашем маленьком коридорчике, занимая сразу его половину. С неподражаемой интонацией, родившейся из жгучей смеси украинских, еврейских и казачьих кровей и темпераментов, она говорит маме:
- Гхала! Мне нужно вон то твоё кресло, этот журнальный столик и чешский голубой кофейный сервиз. Завтра верну. 

Маринка, её дочка, на четыре года старше меня. Когда мы обе были помладше, Маринка рисовала для нас бумажных кукол в позах девушек с обложек Vogue (где она видела этот журнал тогда? я-то знала одну «Работницу»), а на подоконнике в её комнате из картона были выстроены апартаменты для псевдовоговских девиц. Первые уроки стиля и моды я получила именно тогда, наблюдая, как красивая девочка, учащаяся в художественной студии и музыкальной школе, увлечённо «кроит» и «шьёт» платья из бумаги.

Теперь же я старшеклассница, а Маринка изучает французский язык в университете. Бумажные куклы давно заброшены, и моя юная соседка даёт мне первые амурные уроки.
- А он? А ты? – периодически вклиниваюсь я в её рассказы.
- А что - он. Он – не комильфо, - говорит Маринка.
Я перекатываю это слово на языке и уже представляю, как скажу Юрке и Виталику, если полезут целоваться: «Отстань. Ты – не комильфо». Вздыхаю – не поймут. Придётся целоваться. Всё-таки интересно.

Ещё Маринка рассказывает, как ездила поступать в иняз в Ленинград. Провалилась, конечно (ну, ты ж понимаешь, там всё уже куплено!), но зато видела компаньонку (или горничную) Ирины Понаровской, которая приносила старшекурсницам наряды питерской примы к выпускному и милостиво разрешила абитуриенткам посмотреть.
- Ты помнишь вот то её платье с такой вот юбкой, а на лифе бант? Вот, оно там тоже было. Мечта!
- А чего не купила? – простодушно спрашиваю я.
- Ты что! Знаешь, сколько все эти шмотки стоят? Это же эксклюзив! В них же Понаровская по телевизору выступала, и шились они на заказ, а не на «Большевичке».
«Эксклюзив», думаю я, ага, запомним. Туда же, к «комильфо». 

Маринка невысокая худенькая девушка с чернющими длинными волосами, только в отличие от своей мамы – абсолютно гладкими и ровными, как шёлковое полотно. Если бы в то время была реклама, то всякие пантины и эльсевы бились бы смертным боем за то, чтобы показать взмах её волос в своих роликах. В анфас Маринка похожа на своего папу, а в профиль – на Ахматову. И вообще она очень эффектная девушка. Маринка хочет замуж заграницу. Она хочет, чтобы – Вог, рекламные ролики, салфетки в общественных туалетах и молодые люди, от которых пахнет Хенесси, а не Примой. Поэтому она знакомится исключительно с иностранными студентами и даже преподавателями. Поначалу они гуляют в парке и пьют вкусный кофе где-нибудь «в баре», потому что наши кафе – не комильфо. А через несколько свиданий индус, немец или, если вдруг необыкновенно повезёт, – француз приглашается на кофе уже домой. И вот тогда…

- Гхала! Мне нужно вон то твоё кресло, этот журнальный столик и чешский голубой кофейный сервиз. Завтра верну.
Назавтра тётя Люся притаскивает кресло, столик и сервиз назад и сокрушённо вздыхает о плюгавости француза - один нос да кудри до плеч, а в зубах пальцем ковыряется, о том, что индус уж слишком тёмен и пахнет специями, а немец как-то бедненько одет и явно голоден, да и вообще у Маринки дурацкий бзик с этими иностранцами, проще борща наварить и перцев нафаршировать, чем кофий этот подавать в чужом фарфоре… 

Мы увиделись с Маринкой десять лет назад, на юбилее моего отца. И мама - с добавкой каштана в волосах, и тётя Люся – более медная: на седине хорошо видна краска. И Маринка, постриженная под мальчика, всё так же похожая в профиль на Ахматову и всё такая же худенькая и эффектная. Выбрались с ней в потемневший двор, сели на скамейку, повертели в пальцах тонкие сигаретки. Маринка вышла замуж в Киев. За государственного человека из каких-то сил. Муж, сын, работа в представительстве французской фирмы, свекровь на даче. «Я на дачу? Ты что! там же огурцы и укроп! нет-нет, исключено. Это не комильфо».
Я улыбаюсь и пускаю дым в вечернее синее небо.  

Метки:

Комментарии

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
mama_coshka
19 дек, 2009 10:27 (UTC)
Не знаю, я никогда не хотела жить за границей... А платье то помню, где-то 84 год.
Мне вредно читать тебя, у меня тут же смяГчается Г. А я борюсь за чистоту своего произношения: "Гуси, гуси, га-га-га!"
elen_ibn_jam
19 дек, 2009 19:57 (UTC)
Ну и шо, нехай смяХчается! ;))
mama_coshka
19 дек, 2009 20:00 (UTC)
Не, не, не заражай меня дальше (я и так сижу, смотрю "Вечера на хуторе близ Диканьки")жила б я в Крыму, тогда пофигу, а так хочу изъясняться правильно.
*ушла тренировать твёрдое "Г"*
irina_chisa
19 дек, 2009 22:14 (UTC)
Надо её в Крым зазвать и изощрённо пытать там мягким говором, а то мизантропию какую-то выдумала :)
mama_coshka
19 дек, 2009 22:20 (UTC)
Я все слышу!:)))
irina_chisa
19 дек, 2009 22:10 (UTC)
Я бы жить тоже не хотела. Но как бы хотела везде поездить и всё повидать!
Но однажды мне жутко хотелось жить в одном заграничном городе. Тогда прибрали железный занавес, а муж принёс комп-играчку "Золотые ворота", квест. Ещё никакой 3D-графики, все перемещения - статичные экраны с фотами Сан-Франциско. И вот по этим "экранкам" я влюбилась в этот город, я хотела в нём жить и ходить по этим улицам, кататься на этом трамвайчике, гулять по паркам и мосту... Ничего общего с "уехать отсюда" в этом не было. Это было желание "уехать туда". Это разные вещи. Прошло, конечно же. Со временем поняла, что и трамвайчики, и парки, и мосты есть везде и везде они прекрасны - нужно только незамыленный взгляд иметь :)
Недавно смотрела в одном журнале виды Рио и статуи Христа, снятые с самолёта. Обалдеть! Язык немеет и слов нет, одни чувства - как красиво!
mama_coshka
19 дек, 2009 22:19 (UTC)
Надо же, никогда такого не испытывала.
( 7 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Разное

Разработано LiveJournal.com