Ирина (irina_chisa) wrote,
Ирина
irina_chisa

Жадина

Вообще-то я уже седая. Ну, не такая седая, как Гэндальф, но волосы красить приходится уже регулярно.
Вообще-то знать вам это совсем необязательно. Но раз вы уже насильно в курсе, то я с чистой совестью продолжу.

Экспириенсов с волосами у меня в жизни было не так уж много. Стрижки-причёски были всякие, начиная от «под мальчика» и заканчивая «до пояса». Причём, все приятельницы высказывались наподобие - «подлецу всё к лицу», то есть никаких проблем с «подходит-не подходит» у меня никогда не было. Я просто носила всё с таким видом, что ни капли сомнения ни у кого не возникало.
Но несколько раз я жутко пролетала мимо здравого смысла.

Во время школьных выпускных экзаменов я сдуру сделала «химию». Выглядела типичной тёткой с «бараном» на голове, но с юным лицом.
Мама была в обмороке.
Кроме этого, после каждого экзамена мы ездили на пляж «Солнышко» оттягиваться, и к выпускному вечеру я успела загореть, обгореть и даже начала облезать. Декольтированное со всех сторон платье из розового французского шифона заставляло тереть многострадальную спину чуть ли не пемзой, избавляясь от излишней пятнистости. И ещё «баран» на голове, который я, правда, постаралась максимально разгладить. Всё это, впрочем, не помешало как минимум трём ребятам выяснять между собой – с кем же я буду целоваться на выпускном. Я им всем сделала сюрприз и избавила от подбитых скул – принципиально не целовалась ни с кем. Но это уже другая история.

На первом курсе института, в разгар летней сессии, как раз перед экзаменом по истории КПСС я взяла и перекрасилась из каштановой брюнетки в блондинку.
Мама опять была в обмороке.
Учитывая, что моей любимой одеждой в тот момент был  ситцевый костюмчик в зелёный горошек, состоящий из топика на тонких лямках и юбки с грандиозным разрезом, мама боялась, что экзамен в таком экзальтированном виде я не сдам.
Два месяца я продержалась блондинкой. Потом мне надоело подкрашивать корни волос, да и стали они от этого, как нейлон на кукольной голове, и поэтому я взяла и «восстановилась» - ну, то есть, меня в парикмахерской чем-то намазали, что должно было, якобы, восстановить мой натуральный цвет. Мой натуральный цвет в воображении восстановителя оказался зелёным. Было здорово играть русалку на День Нептуна.

Ещё полгода я пыталась привести цвет волос в первоначальный вид, отчаялась, и на зимней сессии, как раз перед экзаменом по физике, я состригла эти перегидрольные, замазанные всякими способами лоскутья. Стриглась я таким образом: встала перед зеркалом, сзади себя расположила лампу, оттягивала пряди волос и ножницами для кройки ткани отрезала нейлоновую часть – на свету хорошо была видна граница между живыми и обесцвеченными волосами. Стрижка получилась вполне панковской, учитывая мои промахи, попытки их исправить и неудобство в обработке района затылка.
Мама ещё раз была в обмороке.
Ничего, сказала я ей. Историю КПСС сдала, и физику тоже сдам.

Потом я утихомирилась и долгое время ничего кардинального не предпринимала кроме тех самых моментов, когда вариант «до пояса» превращался в вариант «под мальчика», а у парикмахерши дрожали руки, и она трижды переспрашивала, а первую прядь отрезала вообще зажмурившись.
Какое-то оживление наступило с поступлением в повсеместную продажу всяких «баклажанов» и «махагонов» - тут опять случились эксперименты, которые бы быстро мне надоели, если бы я не начала седеть. Со временем подкрашивание волос превратилось из интереса в необходимость.

Если вы думаете, что я тут ударилась в женские мемуары, то ошибаетесь. Вся вышенаписанная прелюдия случилась мимоходом. А рассказать я хотела вот о чём.

Так как краситься теперь приходится достаточно часто, то мне всё больше жаль свои волосы, которые, естественно, внутренне от этого не улучшаются. И тут пришла мне в голову мысль подкрашивать только отросшие пегие корни, используя всего половину тюбика, не размазывая краску по всем волосам, не усугублять, так сказать. Крашусь я почти всегда дома, благо современные наборы для этого вполне приспособлены. И красит меня почти всегда муж. Я должна заметить, что самое приятное в окраске волос – это руки своего мужа на своей голове. Но это уже другая история.
Так вот. Я открыла коробку со всеми этими баночками, тюбиками и прочими ингредиентами, отлила половину раствора, выдавила в него половину тюбика, размешала и позвала мужа.
Муж скептически посмотрел на флакон и спросил:
- А чего так мало?
Я ему объяснила, чего.
- Ты что, экономишь? – спросил муж.
- Не экономлю. Я волосы берегу.
- Если не экономишь, то тогда просто жадничаешь.
Я начала раздражаться.
- Крась уже давай!

Полчаса я сидела перед компьютером, читая френд-ленту.
И только когда пришло время смываться и мазаться бальзамом из набора, я обнаружила, что вместо краски добавила в раствор полтюбика этого самого бальзама… Как можно было перепутать: бальзам – в тюбике, краска – во флаконе!
- Муж!!! – возвопила я, - Что мы наделали!
- Это не мы наделали, это ты наделала, - сангвинически парировал он. - А я думаю, что это краска пахнет не так, как обычно, и густая такая, белая совсем.
- Крась заново остатками.
- А всё потому, что кто-то слишком жадный, - сырИнизировал муж, натягивая на руки перчатки.
Я молчала в ответ. Второй за вечер сеанс массажа головы любимым мужем способен примирить даже с определением «жадина».

Tags: вспомнить всё, мимоходом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments